4 июля 2010 г.

Блокадный крематорий Ленинграда

Блокадный крематорий Ленинграда

2010/05/10 anevskyy Оригинал - http://anevskyy.wordpress.com/

Жители блокадного Ленинграда знают, что на месте нынешнего Московского Парка Победы раньше находился кирпично-пемзовый завод №1, на базе которого весной 1942 года был организован крематорий в связи с резким повышением смертности в осажденном городе.

Не повторяя ту информацию, которая уже имеется в интернете по данной теме, обратимся к одному интересному документальному свидетельству, почему-то не получившему широкого распространения в сети, хотя мемориальная доска с его изображением уже несколько лет (с 2004 года) находится в Московском парке Победы. Это секретное Решение № 157с Исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся от 7 марта 1942 года. Ниже приведен его текст согласно изображению на мемориальной доске.

СЕКРЕТНО

РЕШЕНИЕ №157с
СУЖЕННОГО ЗАСЕДАНИЯ
ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА
ЛЕНИНГРАДСКОГО ГОРОДСКОГО СОВЕТА ДЕПУТАТОВ ТРУДЯЩИХСЯ
======================================================

„ 7 ” Марта 1942 г.

ПО ВОПРОСУ:
Об организации сжигания трупов на 1-м кирпичном заводе ″Ленгорпромстрома″.

1. Обязать начальника Управления промышленности строительных материалов Исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся тов.Васильева организовать на 1-м кирпично-пемзовом заводе сжигание трупов, пустив в эксплоатацию одну из туннельных печей завода к 10 марта 1942 г. и вторую к 20 марта 1942 г., с соответствующим приспособлением вагонеток.

2. Отпустить Управлению ″Горпромстром″ на работы по переоборудованию печей 160.000 руб. из средств, ассигнованных правительством по местному бюджету на 1-й квартал на проведение противоэпидемических и санитарных мероприятий по гор. Ленинграду.
Оплату расходов по сжиганию трупов производить в размере фактических затрат по представлении отчета начальником Управления ″Горпромстром″.

3. Предложить председателю Исполкома Московского райсовета депутатов трудящихся тов.Тихонову обеспечить 1-й Кирпичный завод топливом из расчета 50 куб.мет.дров в сутки за счет разбираемых в районе деревянных сооружений, выделяя ежедневно 30 чел. рабочих на заготовку указанного топлива.

4. Просить Продкомиссию Военного Совета Ленфронта приравнять рабочих, занятых на сжигании трупов, в количестве 84 чел., в отношении продснабжения к рабочим горячих цехов, с выдачей им ежедневно дополнительно по 100 грамм водки.

5. Предложить начальнику Управления снабжения Исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся т.Бялому отпустить 1-му кирпичному заводу 60 пар резиновых сапог, 150 комбинезонов, 300 пар рукавиц брезентовых и 50 непромокаемых передников для рабочих, занятых на сжигании трупов.

6. Обязать начальника Автотранспортного управления Исполкома Ленгорсовета тов.Клименко до окончания работ по оборудованию печей для сжигания трупов ежедневно выделять в распоряжение 1-го кирпичного завода одну трехтонную грузовую автомашину для подвоза строительных материалов.

7. Зам.председателя Исполкома Ленгорсовета тов.РЕШКИНУ выделить на март месяц с.г. для автотранспорта завода и блокстанции две тонны бензина.

8. Обязать Управление предприятиями коммунального обслуживания Исполкома Ленгорсовета /т.Карпушенко/ и Горпромстром /т.Васильев/ с участием Госсанинспекции в 5-ти дневный срок разработать временные правила по эксплоатации всех помещений, связанных с процессом кремации трупов.

9. В целях постоянного обеспечения санитарных требований, предложить Упр.Горпромстром ввести в штат завода одного санитарного врача, с оплатой его за счет средств, указанных в п.2 настоящего решения.

10. Ответственность за точное выполнение настоящего решения возлагается на начальника Горпромстрома тов.Васильева.

Председатель С.З.Исполкома
Ленгорсовета
депутатов трудящихся {ПОДПИСЬ} /Попков/

Секретарь С.З.Исполкома
Ленгорсовета
депутатов трудящихся- {ПОДПИСЬ} /Мосолов/

По фотографии мемориальной доски был создан электронный вариант документа с воспроизведенными рукописными графическими элементами и приближенным форматированием (в частности, сохранена орфография, пунктуация и переносы):

.........................................................................................

Следует сделать оговорку: поскольку я не обладаю достоверной архивной копией документа, я не могу с уверенностью сказать, что на мемориальной доске находится изображение, идентичное оригиналу. В частности, формат документа вряд ли мог иметь соотношение длины и ширины более чем 2:1, скорее всего оригинал хранится на двух листах. Однако, эти детали оставим для исследования профессиональным историкам и архивистам.

В дополнение к вышеприведенному документу хочется привести еще одно интересное исследование неизвестного автора. К сожалению, единственный найденный мной источник этой публикации уже выдает ошибку 404, поэтому здесь я даю текст, сохраненный 15 января 2008 года.

Кремация в дни блокады

60 лет назад — в марте 1942 года — в блокированном Ленинграде на 1-м кирпичном заводе начал работать блокадный крематорий. Документальная история этого предприятия, к сожалению, до сих пор не написана, что приводит к появлению различного рода легенд о якобы «второй Пискаревке на Московском проспекте», активно муссируемых некоторыми средствами массовой информации. Между тем материалы, хранящиеся в Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга, позволяют проследить историю завода и достаточно точно установить число ленинградцев, чей пепел был здесь рассеян.

Организация крематория в осажденном городе была вызвана практической необходимостью — трест «Похоронное дело», чьи производственные возможности в мирное время не превышали 4 — 5 тысяч захоронений в месяц, уже поздней осенью 1941 года перестал справляться со своими обязанностями. Сильные морозы, промерзание почвы, отсутствие техники, крайняя истощенность людей, работавших на кладбищах, мешали проводить захоронения с соблюдением необходимых санитарных норм.

Особенно напряженная ситуация сложилась в Колпине, находившемся в непосредственной близости от фронта. 14 января 1942 года главный инженер Ижорского завода приказал определить возможность приспособления печей одного из цехов для сжигания трупов. К 5 февраля для эксперимента были выбраны печи термического участка механического цеха, и поздно вечером 10 февраля состоялась пробная кремация семи трупов, которая при температуре 725 градусов продолжалась 2,5 часа.

Специальная комиссия, «с гигиенической точки зрения», сочла «необходимым рекомендовать и развивать сжигание как средство реальное и необходимое в данной обстановке». Протокол о пробной кремации был отправлен в Ленгорисполком, и 27 февраля его суженное заседание постановило: «Разрешить исполкому Колпинского райсовета депутатов трудящихся и дирекции ордена Ленина Ижорского завода производить сжигание трупов в термических печах завода». Крематорий в Колпине действовал 4 месяца (с февраля по май), и, как явствует из отчета завода, всего были кремированы останки 5524 человек, в число которых входили и павшие бойцы Ленинградского фронта.

Опыт Ижорского завода был использован при организации крематория на кирпичном заводе № 1.

Это небольшое предприятие, расположенное на окраине города (его предвоенный адрес — Московское шоссе, 62), было пущено в эксплуатацию в 1931 году. Первоначально завод имел один цех с двумя печами для обжига кирпичей, а в 1938 году начал работать второй цех — пемзовый. К 1941 году оборудование завода сильно износилось и требовало капитального ремонта. Начавшуюся реконструкцию прервала война. В результате бомбежек в сентябре-октябре 1941 года сильно пострадали цеха — были частично разрушены стены, сорваны крыши, выбиты окна, двери, нарушена электропроводка. Но работа продолжалась, и в январе 1942 года за успешное выполнение военных заказов несколько работников завода были награждены медалями «За трудовую доблесть».

7 марта 1942 года суженное заседание Ленгорисполкома приняло секретное решение № 157-с «Об организации сжигания трупов на 1-м кирпичном заводе Ленгорпромстрома».
Состоявшее из 10 пунктов, оно предписывало «организовать на 1-м кирпично-пемзовом заводе сжигание трупов, пустив в эксплуатацию одну из туннельных печей завода к 10 марта 1942 г. и вторую к 20 марта 1942 г. с соответствующим приспособлением вагонеток». На переоборудование печей выделялось 160 тысяч рублей, завод должен был получать 50 кубометров дров в сутки, в его распоряжение выделялся трехтонный грузовик для перевозки строительных материалов.
Работники (тогда их было 84), занятые на сжигании трупов, приравнивались по продовольственному снабжению к рабочим горячих цехов, ежедневно им дополнительно полагалось 100 граммов водки, предписывалось обеспечить их резиновыми сапогами, комбинезонами, брезентовыми рукавицами, непромокаемыми передниками. В штат завода вводилась должность санитарного врача, в пятидневный срок должны были быть разработаны правила по эксплуатации всех помещений, связанных с кремацией.

Переоборудование печей шло быстрыми темпами, была установлена передвижная блок-станция, снабжавшая завод электричеством, по проекту главного инженера В. Д. Мазохина сконструирована вагонетка-катафалк (обычная вагонетка обмурована огнеупорным кирпичом). В качестве топлива использовались сланец и дрова. Первоначально дрова кололи вручную, но позднее инженер А. А. Цыганов сконструировал механический колун.
Основная проблема заключалась в том, что температура в печи повышалась неравномерно. Приходилось вручную при высокой температуре чистить подподовые каналы и проталкивать вагонетки.
Именно эта страшная чистка печных туннелей запомнилась тем работницам завода, кто дожил до обнародования сведений о блокадном крематории в начале 1990-х годов. Поначалу приходилось несгоревшие останки возвращать на повторное сжигание, но уже к апрелю была достигнута высокая температура — 1100 — 1200 градусов, что практически обеспечивало полное сгорание. К этому времени была переоборудована и пущена в эксплуатацию вторая печь. По карьеру, куда ссыпался пепел, был проложен узкоколейный путь для вагонеток.

Пробные кремации начались 10 марта, а регулярно крематорий стал работать 16 марта, когда было сожжено 150 трупов. В апреле его пропускная способность увеличилась в 10 раз. Умерших привозили из моргов (районных и при лечебных учреждениях), а после того как растаял снег, с кладбищ, где находилось много незахороненных или едва припорошенных землей трупов («подснежников», по горькой терминологии блокадных лет).
Возникает вопрос: велся ли на заводе поименный учет тех, чьи останки кремировали в печах завода? Уверенно можно ответить — нет, предполагалось, что их смерть уже была зарегистрирована, а нередко они считались погребенными на кладбищах. Был организован только общий учет числа кремированных трупов.
Уменьшение смертности позволило с 1 июня 1942 года полностью отказаться от братских могил. Умерших горожан, которых родственники или друзья не могли похоронить в индивидуальном порядке на кладбищах, как правило, кремировали.

В сентябре 1942 года Ленгорисполком возбудил ходатайство о награждении 17 наиболее отличившихся заводчан орденами и медалями, подчеркнув, что результаты «были достигнуты в итоге колоссальной самоотверженной и героической работы коллектива работников 1-го кирпичного завода, проделанной в тяжелых, неимоверных, подчас нечеловеческих условиях. Люди работали, не выходя с завода целыми сутками, живя на заводе, забывая свои личные невзгоды, теряя близких себе людей, не считаясь ни со временем, ни с трудностями, ни с видами работ…».
Специальное задание завод выполнял в течение 1942 года и в начале 1943 года. По отчету самого завода, в 1942 году было кремировано 109.925 трупов (по данным управления «Ленгорпромстром», в ведении которого находилось предприятие, — 117.863), а в 1943 г. — еще 12.122. Следовательно, общая численность кремированных не превышала 130.000. Это огромная цифра, но она далека от той, которую, опираясь на несовершенную память очевидцев, называют некоторые журналисты.

В архиве сохранился уникальный документ — «Справка об оказанных услугах кирпичным заводом за 1942 год по кремации для треста «Похоронное дело» — своего рода счет за подписью старшего бухгалтера, где названа «стоимость» кремации останков 109.925 человек — 9.234.789 руб. 24 коп. Ведь это была пусть «специальная», но работа. Справка показывает, что до июня был кремирован 62.461 труп, т. е. в среднем до 800 трупов ежедневно, но постепенно эта цифра падала и с августа не превышала 150 — 200, а осенью завод в среднем кремировал чуть более 100 трупов.

Летом 1943 года большая группа работников завода была награждена медалью «За оборону Ленинграда». В их наградных характеристиках скупо сообщалось: «выполнял(а) работы специального назначения». Анализ наградных документов заставляет усомниться в достоверности некоторых воспоминаний, где говорится о привлечении к разгрузке вагонеток подростков, — в списках имеется только один юноша 1927 года рождения (электрик).

Не соответствуют действительности и легенды о работе крематория в течение всего 1943 года. Уже в конце 1942 года начальник Ленгорпромстрома распорядился приступить к разработке проекта восстановления кирпичного производства. В 1943 году были демонтированы рельсовые и узкоколейные пути, а с 15 ноября завод приступил к выпуску своей обычной продукции.

Архивные документы, долгие пятьдесят лет находившиеся под грифом «секретно», сохранили имена многих работников крематория. Это сорокалетний директор П. И. Иванов, организовавший работу завода и представленный к награждению орденом «Красная Звезда», главный инженер В. Д. Мазохин, решивший теплотехнические вопросы кремации, Д. А. Абрамова, занимавшаяся очисткой вагонеток и возвратом «несгоревших частей вновь на повторное сжигание», С. А. Дубровин, который «героически влезал в тоннель и очищал подподовые каналы», А. Т. Ефимова, неоднократно ликвидировавшая аварии в печах «при высокой температуре, среди останков», и другие.

Имена же тех, чей прах нашел вечный покой в уголке современного Московского парка Победы, останутся неизвестными, но память о них не стоит оскорблять ложью и нагнетанием страстей.

http://butcher.newmail.ru/blokada.htm
(состояние на 15 января 2008 г.)

Надеюсь, что эти материалы помогут исследователям или просто интересующимся людям лучше разобраться в вопросе.